Eugene S. (fbeast) wrote,
Eugene S.
fbeast

  • Mood:

Жуем сопли..

Раз уж взялся сюда что-то писать, значит, надо писать.
Тут выяснилось, что я всё обесцениваю. Свои и чужие мысли и чувства, свои достижения и достижения других людей. В общем, обесцениваю всё, что, типа, значимо. Не буду никого разочаровывать, а лучше в очередной раз что-нибудь обесценю. Собственно, рассказ. Кривой, законченный впопыхах абы как, не исправленный ни разу, со стилистическими, орфографическими и фактическими ошибками, до опупения соплежуйный и т.д. Писался для конкретного человека, который усилий не оценил, что неудивительно. А потому, чего стесняться - вот эта хрень, которую можно смело пинать ногами, я даже сам помогу. Ну и традиционно: Блять! Какой же я несчастный!



Вторая грань
У каждого события есть две грани. Две стороны монеты, с каждой из которых можно на это самое событие взглянуть. И зачастую, определить, какая из них лучше или полезнее, практически невозможно. Сергея можно было назвать везунчиком. Еще бы! Столько раз быть на волоске от смерти - и каждый раз каким-то чудом ее избегать. Взять хотя бы последний случай, произошедший с ним буквально несколько минут назад: метеорит, упавший в нескольких сантиметрах от него. Что может быть нелепее смерти от удара метеоритом по голове? Стоя и отплевываясь от земли, фонтан которой на него обрушил этот кусок космического мусора, Сергей тщетно пытался подсчитать, какой этот случай по счету в этом месяце. Вчера несущийся на полной скорости автомобиль вынесло на тротуар, по которому он шел с работы, и казалось, что вот он – конец. Но нет – одно из колес лопнуло, машину резко подбросило вверх, и она в немыслимом пике перепрыгнула через Сергея, в полете лишь слегка крышей коснувшись его волос. А днем ранее во время летней грозы молния ударила в дерево рядом, и оно просто обязано было раздавить его, но по странной случайности зацепилось одной из веток за провода и безвольно повисло на них, будто бы расписавшись в своем бессилии. А еще раньше была гнилая деревянная лестница на даче у друзей, которая рассыпалась как по заказу, как только он забрался на самый ее верх, и попытался прочистить дымоход в бане. Вот уж где смерть казалась неминуемой – он рухнул прямо на грядку с помидорами, где каждый куст был привязан к длинному деревянному колышку, а то и вовсе к стальному пруту. И снова провидение спасло его – рубашка и брюки проткнуты в восьми местах, а на нем ни царапины!
События эти случались с Сергеем по нескольку раз в день, и он уже давно потерял им счет, а вместе с тем всякую надежду разобраться в том, что же, черт возьми, вокруг него происходит. Да. Его можно было назвать везунчиком, если бы не тот простой факт, что миллионы людей каждый день точно так же избегают смерти, попросту не попадая в подобные передряги.
Отряхнувшись от земли, Сергей взглянул на дымящуюся воронку и устало вздохнул.
- Кхм…
От неожиданности он подпрыгнул. После чего резко обернулся. Позади него стоял седой человек в коричневом плаще и хмурил брови.
- Кхм, - задумчиво повторил незнакомец.
Затем он сунул руку в карман, достал оттуда револьвер и направил Сергею в лицо. Шесть сухих щелчков отчетливо прозвучали, когда он нажимал курок. Мужчина еще больше нахмурился и спрятал оружие обратно в карман. Сергей шумно сглотнул, выдохнул и, наконец, обрёл способность говорить.
- Вы что, совсем охренели? Вы кто?!
Седой скривил губы и ответил вопросом на вопрос:
- Вы знаете, что представляете опасность для Вселенной?
- Чего? – растерянно выдавил Сергей.
- Видите ли, вы являете собой аномалию, которая подвергает угрозе само существование пространства и времени.
- Вы сумасшедший что ли?! – Сергей сжал кулаки и решительно двинулся на мужчину.
Тот, ничуть не смутившись, продолжил:
- Шесть патронов в револьвере дали шесть осечек подряд, по-вашему, это совпадение?
Сергей остановился.
Седой снова хмыкнул.
- Что вам от меня нужно?!
- Вы когда-нибудь читали Артура Кларка? – Сергей открыл, было, рот, но Седой жестом прервал поток ругательств, которые уже готовы были сорваться с языка, - Это довольно известный фантаст. В одном из его рассказов есть группа монахов, верящих в то, что если написать девять миллиардов истинных имен бога, наступит конец света. Однако, для того, чтобы это событие произошло, необходимо было проделать уйму работы, направленной именно на поиск и написание этих имен. То есть эти самые девять миллиардов имен не могли бы появиться случайно, сами по себе. Во Вселенной вообще не бывает случайностей.
- Что за чушь вы несете?!
- Имейте терпение и выслушайте. Я давно занимаюсь этим вопросом, и пришел к выводу, что в реальной Вселенной, а не в фантастической, всё устроено почти так же. К примеру, когда ученые разгоняют две частицы с целью воссоздать миниатюрную копию большого взрыва, они признают, что существует вероятность того, что на их месте сможет образоваться черная дыра, которая поглотит солнечную систему. Но вероятность этого события крайне мала. Она сравнима с выигрышем одним человеком главного приза в национальной лотерее пять раз подряд.
- Я-то тут причем?
- А притом, что вы в данном случае выступаете в роли человека, который уже сотый раз подряд выигрывает лотерею. Надеюсь, вы понимаете, что я выражаюсь метафорически? Вы выживаете каждый раз, когда это фактически невозможно. Вам невероятно, немыслимо, невообразимо и просто чудовищно везет. И это очень плохо.
- Почему же плохо? Я ведь жив! – Сергей искренне возмутился.
- Плохо потому, что вы одним своим существованием увеличиваете вероятность возвращения Вселенной в исходное состояние, если быть точнее, к большому взрыву. Чисто теоретически она может взорваться в любой момент, но возможность эта крайне мала. Возможность же человека выжить в том количестве катастрофических ситуаций, которые пережили вы, еще меньше. Таким образом, вы… как бы точнее выразиться… вы доказываете мирозданию, что оно способно к саморазрушению. Каждый раз, нарушая основополагающие принципы, вы увеличиваете общий уровень энтропии в геометрической прогрессии. Видите ли, существует некоторая критическая масса совпадений. И достижение ее привет к большому взрыву. Вы как те монахи целенаправленно приближаете конец света.
Сергей стоял, хлопая глазами, и слушал этого странного незнакомца, отказываясь верить в то, что тот говорил. Но где-то внутри, в его подсознании словно что-то щелкнуло. Будто ключ в замке повернулся - и всё встало на свои места. Возможно, свою роль в этом сыграла нелепость самой ситуации. Согласитесь, узнать о том, что каждая секунда твоей жизни приближает апокалипсис – это более чем странно. Но на фоне того, что происходило с ним уже который год, эта сцена каким-то противоестественным способом вписывалась в общую картину мира. И вписывалась логично!
- Допустим, я вам верю. Что дальше? Мне нужно срочно убить себя? Так что ли?
- Боюсь, это вам не удастся, - Седой развел руками, - Прыгните с крыши и внизу обязательно окажется какой-нибудь навес, который вас спасет, а то и вовсе подтяжки зацепятся за карниз. Бросите включенный тостер в ванну, но в этот момент отключится электричество в доме. А застрелиться, как вы сами уже поняли, у вас не выйдет.
- Ага! Как будто я собирался попробовать.
- К чему сарказм? Я лишь обрисовал вам общую картину.
Сергей поежился и сунул руки в карманы.
- Так что же делать?
- Как ни странно, но ответ на все вопросы – любовь.
Сергей поначалу опешил, после чего собрался с силами и засмеялся. Хотя точнее было бы сказать, заржал, как конь. Напряжение его благодаря этому истерическому смеху немного спало.
- Зря смеетесь. Любовь в мироздании занимает особое место. Я бы даже сказал, что она является пятым измерением. Мы можем самостоятельно передвигаться в трех измерениях, по четвертому, именуемому временем, мы движемся вне зависимости от нашего желания. А Любовь придает всему этому движению смысл и является мерой необходимости вашего присутствия в этом мире. Вы когда-нибудь любили? По-настоящему?
Сергей утер слёзы, выступившие от смеха, и удивленно взглянул на Седого.
- Да вы, я смотрю, не шутите!
- Ничуть. Когда с вами начались все эти странные происшествия?
Сергей понял, что незнакомец серьезен и желание смеяться дальше почему-то пропало.
- Хорошо, будь по-вашему. Хм… - он задумался, - Когда же это было? Ах, да! Около четырех лет назад. Почти сразу после того, как мы разошлись со Светой.
- Вот оно! – Седой впервые за всё время разговора улыбнулся.
- Что?
- Что явилось причиной вашего разрыва?
- Да сейчас уже сложно сказать, столько времени прошло.
Седой нетерпеливо махнул рукой.
- А вы попытайтесь вспомнить. Кто был инициатором разрыва?
- Она. Сказала, что у нее больше нет чувств ко мне, - сказал Сергей и сам себе удивился – так откровенничать со странным незнакомым мужиком, которого он встретил только десять минут назад!
- А ваши чувства? Ваша любовь? Осталась?
- Тогда мне казалось, что да. Но сейчас я уже и не знаю.
Лицо незнакомца приняло выражение азартного исследователя.
- А вы загляните внутрь себя! Просто вспомните всё, что вас с ней связывало, и скажите, что чувствуете.
Сергей не на шутку задумался, даже на пару секунд закрыл глаза и после долгой паузы нерешительно произнес:
- Похоже, что осталась.
- Вот и причина происходящего.
- Не понимаю, какое это имеет отношение ко всему? Как разрыв может быть причиной?
Седой глубоко вздохнул и терпеливо, как учитель в школе начал:
- Дело в том, что любовь, как всё в этом мире имеет две грани. И в зависимости от той грани, которую вы к себе поворачиваете, любовь может быть и благословлением, и проклятьем. Но при повороте этой метафизической монеты меняется только ваше восприятие, но не меняется сама суть.
- И в чем же суть?
- А в том, что вторая грань никуда не девается, вы просто ее не видите. Любовь спасает вселенную и разрушает ее. При этом не по очереди, а одновременно, соблюдая, таким образом, некий баланс. Но если смотреть только на одну грань, можно забыть о существовании второй. Мало того, в редких случаях можно убедить Вселенную, что второй грани нет! Чем вы, собственно и занимались последние четыре года. Продолжали любить, давили это чувство в себе, замещая его тягой к саморазрушению, глубоко в душе надеясь на то, что всё еще когда-нибудь вернется. Короче говоря, убеждали Вселенную в том, что грань лишь одна. А Вселенная, убежденная ваши «доводами», стремилась с к саморазрушению, избрав вас своим орудием.
Сергей почувствовал легкое головокружение.
- Не понимаю, почему… не понимаю, как… Но я отчего-то вам верю.
- Вы растеряны, это нормально.
Сергей, кивнул.
- И что же мне теперь делать?
- Идите к ней, к своей девушке. Напомните о себе. И не важно, получится у вас вернуть ее или нет. Помните только о том, что есть вторая грань, вторая сторона. Ведь счастья без боли не бывает.
Сергей повернулся и пошел. Вначале нерешительно, но шаг за шагом все увереннее и быстрее. Вдруг вспомнив что-то, обернулся.
- Кто вы?
Седой стоял рядом с воронкой и улыбался.
- Просто часть мироздания, которая хочет и дальше наслаждаться обеими гранями. Как и вы.
- Спасибо, - Сергей развернулся и больше не оборачивался.
Через полчаса он уже стоял перед Светкиной дверью с букетом цветом, чувствуя себя полным остолопом. Но где-то внутри теплым солнечным шариком его грела нелепая, сумасбродная и безрассудная уверенность в том, что, в любом случае, теперь все будет хорошо. Он улыбнулся и нажал кнопку звонка. А Вселенная улыбнулась в ответ.
Subscribe

  • (no subject)

    «Мемуары обычно пишут люди, переоценивающие свой вклад в историю, испуганные грозящей им безвестностью и близящимся забвением». Из всеми забытых…

  • (no subject)

    Дорогой дневник, сегодня я неожиданно обнаружил, что за окном не "белая срань", а пушистые хлопья снега, а в небе не "йобанный фонарь", а ласковое…

  • диалоги на Украине

    - Как погуляли вчера в Докерсе? - Да неплохо вроде. Кстати, не знаешь, где в Киеве можно труп спрятать?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments